Экономика действительно оттолкнулась от дна – Томаш Фиала

Томаш Фиала рассказывает, как Украине заинтересовать инвесторов

Томаш Фиала рассказывает, как Украине заинтересовать инвесторов

Президент Европейской бизнес Ассоциации рассказал, когда и при каких условиях в страну придут инвестиции.

В прошлом году в Украину поступило около $3,4 млрд иностранных инвестиций, но $2,2 млрд из них составила сумма, которую дочерние компании иностранных банков привлекли из своих материнских структур для покрытия убытков (включая $1,8 млрд путем конвертации долга в капитал).

То есть они не пошли на создание новых производств и рабочих мест. На эти цели было направлено лишь около $1,2 млрд. Безусловно, инвесторы не спешат инвестировать в воюющую страну.

Но есть и фундаментальные другие причины, из-за которых инвестиции к нам не идут. Среди таких причин эксперты называют уже давно набивший оскомину плохой инвестиционный климат, коррупцию, а также провал приватизации и земельной реформы. Если не решить эти вопросы, надеяться на инвестиционный бум в ближайшие годы не приходится.

Без инвестиций Украина точно не сможет переломить ту старую архаичную модель развития, которая существует в стране последние 25 лет. А без создания новых производств, которые занимались бы переработкой сырья и продавали бы товары внутри страны, а также за границу, мы будем постоянно зависеть от мировых цен на зерно, металл и руду.

Как вырваться из этого заколдованного круга, и дать мощный толчок украинской экономике, НВ Бизнес спросил у инвестора с многолетним опытом, президента Европейской бизнес ассоциации Томаша Фиалы.

– Вы были президентом Европейской бизнес ассоциации раньше. А теперь снова возглавили эту организацию. Насколько задачи, которые вы решаете сейчас, отличаются от того, что было во времена президента Януковича?

– При Януковиче было очень много проблем. Это было и постоянно растущее налоговое давление, и сложности с возмещением НДС, и принудительная предоплата налога на прибыль. Были проблемы с верховенством права, с самодеятельностью правоохранительных органов, наездами, рейдерством и тому подобным. Это был очень нехороший период.

Потом произошла революция. И наступил очень позитивный период. У бизнеса быстро наладились прямые контакты с правительством, парламентом. Доносить свою точку зрения до власти стало легко. Власти шли навстречу и делали шаги для улучшения инвестиционного климата. Но со временем некоторые проблемы, которые у нас были при Януковиче, опять вернулись. Прежде всего, это касается правоохранительных органов и судов. Сразу после революции они затаились, боялись требовать взятки, давить на бизнес. Что-то похожее мы наблюдали и после оранжевой революции. Но затем чиновники увидели, что никакого наказания за их преступления нет, и что люди наверху тоже продолжают использовать многие из старых схем. Тогда они подумали, а почему они не могут в этом поучаствовать. Все началось с продажи мест в парламенте в 2014 году. Я тогда публично заявил, что если места в парламенте продаются, то причина коррупции не исчезнет, коррупция проявится и начнёт тормозить экономику.

– Сейчас много говорят о том, что если бы не Майдан, не революция, то экономика развивалась бы и дальше, все было бы хорошо.

– Нет. К сожалению, даже без войны экономика в 2014 году упала бы. Не так существенно –– не на 7% в 2014 году и потом почти на 10% в 2015 году, но все равно был бы минус в 3-4%.

У нас в любом случае произошла бы девальвация гривни. Она бы не была такой существенной, но курс снизился бы так или иначе где-то до 11-12 грн за доллар. Это бы значило рост инфляции, это бы значило проблемы в банковском секторе, рост проблемных кредитов, это бы сократило потребление. Экономика уже в 2012-2013 гг. не росла, промышленное производство падало, дефицит текущего счета платёжного баланса вырос бы до 9% ВВП. Когда у вас есть такой дефицит, это значит, что валюта переоценена и она должна девальвировать.

– Сейчас много говорят о борьбе с коррупцией, что это одна из основных причин, почему в нашу страну не идут инвестиции. Но ведь при президенте Януковиче она тоже была, а деньги в страну вкладывали. Действительно ли инвесторы так боятся коррупции?

– Инвестиций тогда тоже было очень мало. Именно в период Януковича доля инвестиций из Кипра поднялась выше 50% от их общего объёма, против обычных 25-30%. Достаточно большая часть денег, которые приходили в страну с 2010 по 2013 год (это были средства, которые крупный украинский бизнес вывел за границу через трансфертное ценообразование и экспорт сырья), возвращалась как прямые иностранные инвестиции. Также активно инвестировали российские банки. Но это был далеко не такой диверсифицированный и качественный поток, как в период с 2005 по 2008 год.

– Можно ли сказать, что экономическая ситуация в нашей стране сейчас немного улучшилась и можно ожидать, что объем инвестиций в этом году увеличится?

– Экономика действительно оттолкнулась от дна. Самый низкий уровень она прошла во втором квартале 2015 года. И с каждым кварталом этот темп восстановления ускоряется. В четвёртом квартале рост достиг 4,7%, год к году. За прошлый год — 2,2%. Это намного больше, чем мы ожидали ещё 4 месяца назад. Тогда ожидался рост максимум на 1,5%. Это благодаря достаточно быстрому восстановлению внутренних инвестиций. Кроме того, в стране собрали очень хороший урожай, восстанавливается строительство, торговля и транспорт. Поэтому мы видим позитивные цифры. Это позволяет надеяться на рост где-то 2,5-3% в текущем году. Но нужно понимать, что это после огромного падения. Если считать в долларах, то размер нашего ВВП сегодня составляет $95 миллиардов. А на пике в 2008-м и 2013-м он достигал $180 млрд.

– Какие направления для инвестиций в нашу страну среди инвесторов считаются наиболее привлекательными?

– Прежде всего они фокусируются на экспортных отраслях. Из-за девальвации расходы предприятий в Украине значительно снизились. Благодаря этому на протяжении последних двух лет очень прибыльно сельское хозяйство, и это даже несмотря на то, что мировые цены на зерно сильно упали. Цена на пшеницу близка к минимальной за последние 10 лет, а на кукурузу — за 7 лет. Это же касается и остальных видов экспорта. Что касается бизнеса, который направлен на внутренний рынок, то на него инвесторы пока смотрят достаточно осторожно. Макрофинансовая стабильность в стране за последние два года, конечно, существенно улучшилась, но все же не стоит расслабляться. Нам обязательно необходимо продолжать сотрудничество с МВФ и получать квартальные транши.

– Если говорить о МВФ, то, похоже, их рецепт прост: снижайте затраты и увеличивайте налоги. Вы считаете, это хороший подход?

– Страны обращаются к МВФ, когда у них есть проблемы с платёжным балансом, когда они экспортируют меньше, чем импортируют, когда ослабляется валюта, экономика падает и возникают проблемы в банковском секторе. Страна в лице премьер-министра, Президента, министра финансов и главы НБУ пишет бизнес-план (меморандум), в котором описывает, как выведет экономику из кризиса на путь роста с помощью структурных реформ, фискальной и монетарной политики, борьбы с коррупцией, усиления верховенства права, приватизации и т.д. Если план реальный и имплементируется, то МВФ под него предоставляет дешевый кредит, который стабилизирует страну, пока описанные меры не дали эффект, и мы не стали на свои ноги, пока не начался экономический рост и не начали в страну идти частные инвестиции. Некоторые страны делают эти реформы даже без МВФ. Например, Чехия обошлась кредитом в $500 млн и досрочно рассчиталась с МВФ в 1995 г. Но, несмотря на это, правительство и парламент провели в стране реформы даже более радикальные, чем требовал фонд. И когда инвесторы поняли, что страна быстро движется к свободной рыночной экономике, то начали вкладывать деньги. В экономику стали поступать деньги, которые позволили не обращаться к МВФ.

– Насколько я вижу, в Украине за последнее время произошло очень много реформ. Почему же это до сих пор не оценили инвесторы?

– Если сравнивать те реформы, которые Украина провела за последние 3 года, с теми, которые Украина провела за предыдущие 20 лет, тогда вы действительно правы. И это я тоже говорю всем иностранным инвесторам, которые сюда к нам приезжают, которых я посещаю в США, в Великобритании. Но, если мы сравним эти преобразования с тем, что сделали та же Чехия, Словакия, Венгрия, Польша, Прибалтика в 1990-х, то здесь, к сожалению, нам ещё нужно многое сделать.

Например, все, что касается верховенства права. Правоохранительные органы и суды все ещё абсолютно коррумпированы. К сожалению, в очень многих случаях суды или правоохранительные органы определяют правоту не по справедливости или по закону, а по тому, кто больше заплатил. Из-за этого, например, банки очень мало и дорого кредитуют.

Почему сегодня у банков огромная ликвидность, а кредиты они не выдают? Потому что доля их проблемных кредитов за время кризиса 2009 года и последние два года выросла до 50% портфеля.

У некоторых компаний действительно возникли проблемы. Они брали кредиты в долларах, а продажи были на местный рынок в гривне или закрылись рынки СНГ, их доходы упали. Но есть очень много случаев, когда залоговое имущество выводится с помощью коррумпированных судов. Существуют, например, такие случаи, когда вместо того, чтобы возвращать кредит банку в $50 млн, заплатили $3-5 млн нужным людям, вывели залог и сказали банку – до свидания.

– МВФ настаивает на том, чтобы в стране произошла земельная реформа? Как она поможет нашей экономике?

– Сельхозземля в Украине – это самый большой, самый ёмкий актив, который находится здесь. Частично — в собственности государства – это 8-10 млн гектаров. К сожалению, государство генерирует с этих земель доход, который близок к нулю. Поэтому стоит этот актив продать, ведь государству он никакой пользы не приносит, а только позволяет набивать деньгами частные карманы и финансировать с этих денег выборы. И ещё у нас есть 7 млн граждан, которые в начале 2000-х получили паи. Они должны получить право самим решать, что с этой землёй делать.

– И сколько, по вашим оценкам, это поможет привлечь инвестиций?

– Я думаю, что на первых порах это поможет привлечь приток капитала в страну на уровне $2-3 млрд в год. Даже если запретить иностранцам в этом процессе участвовать на какой-то период. У украинцев есть очень много долларов под матрасами или в офшорах. Многие хранят их на счетах, но ставки по депозитам за рубежом очень низкие, а хранить эти деньги в украинских банках они боятся. Приватизация земли даст украинцам альтернативу – инвестировать в землю. А 7 млн владельцев паев — получать деньги. Это не такие значительные деньги, чтобы они их вывели за рубеж. Поэтому они потратят их внутри страны на украинские товары. Этот поток инвестиций в землю позволит другим инвесторам быть более уверенными в долгосрочной макроэкономической стабильности, в том числе и стабильности курса гривны, и они вложат деньги в экономику, а это даст дополнительный рост.

Если инвестор покупает землю, то он понимает, что это надолго, на 50-100 лет, и он готов туда инвестировать. Строить дороги, инфраструктуру, элеваторы, инвестировать в оборудование, инвестировать в эту землю больше, повышать урожайность. У Украины есть такая мечта – выращивать 100 млн тонн зерна в год. Со свободным рынком земли она достижима намного быстрее.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

НЕ ПРОПУСТИТЕ

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Бизнес. Интервью ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: